• Главная
  • «С жителями Карелии должны считаться». Главный редактор «Карелия.Ньюс» рассказал, почему идет на выборы
16:55, 14 сентября
Надежный источник

«С жителями Карелии должны считаться». Главный редактор «Карелия.Ньюс» рассказал, почему идет на выборы

«С жителями Карелии должны считаться». Главный редактор «Карелия.Ньюс» рассказал, почему идет на выборы, фото-1

Евгений Белянчиков о том, почему журналисты больше не четвертая власть, что должен делать политик, можно ли быть независимым в нашей политической системе, почему вдруг партия «Зеленая альтернатива» и кого она представляет.  

Главный редактор сайта «Карелия.Ньюс» Евгений Белянчиков в журналистике с середины 1990-х. Начинал в газетах «Губернiя» и «Петрозаводск», 12 лет отдал газете «ТВР-Панорама», восемь из которых был ее главным редактором, создавал с другими журналистами сайт «Петрозаводск говорит», с 2015 по 2020 год руководил Союзом журналистов Карелии. Сейчас – редактор независимого средства массовой информации «Карелия.Ньюс», индивидуальный предприниматель в сфере медиа и активный общественник. 

Но в выборах участвует впервые. Причем баллотируется сразу и в Законодательное собрание Карелии, и в Петрозаводский городской совет, в том числе по одномандатному округу по Кукковке. О том, зачем ему это надо, он первому рассказал, конечно, нашему сайту. 

О журналистике

- Евгений, в журналистике ведь у вас все вроде бы хорошо. Зачем вам политика? Как говорят, пришло время? 

- В журналистике все совсем нехорошо. Не только и не столько у меня, а в целом. И нехорошо именно потому, что у нас такая политика. Так что в какой-то степени да, пришло время, когда вне политики уже быть нельзя, политика постучалась в дом к каждому. И я не скажу, что все ей рады.

На законодательном уровне принимаются такие решения, такие законы, которые душат не только журналистику, но и каждого из нас. Мы уже привыкли к действиям власти со знаком минус. В лучшем случае радуемся подачкам в виде 10 тысяч перед выборами. 

- Но 10 тысяч – это ведь хорошо. Хоть что-то…

- Нет, это очень плохо. Задача власти, в том числе законодательной, как раз в том, чтобы люди, которые работают, просто честно трудятся, не нуждались в этих единоразовых 10 тысячах, не считали их великим благом, не хвалили власть за эту скромную предвыборную выплату, больше напоминающую подкуп. Задача власти, чтобы у каждого трудящегося человека был достаток. Не богатство, а достаток. Работа за еду и первичные потребности, вроде услуг ЖКХ, как сейчас происходит у нас с большинством, называется, вообще-то, рабством. Это не достойная жизнь, а выживание. 

«С жителями Карелии должны считаться». Главный редактор «Карелия.Ньюс» рассказал, почему идет на выборы, фото-2

Так вот только находясь там, на уровне принятия законов и решений, можно противостоять политике, которая ухудшает нашу жизнь. 

- Но можно ведь и через публикации поднимать проблемы.

- Можно, пытаемся. Но журналист сейчас перестал быть сильной боевой единицей. Мы, журналисты, больше не четвертая власть, как это ни печально. В этом смысле у нас дела еще хуже, чем при СССР, где не было свободы слова. Да, в советское время журналистика была однобокая, где-то наивная, но она была, она влияла на общество, на власть. У печатного слова была сила. А главное, уровень доверия к СМИ был очень высоким. 

- Сейчас все иначе? 

- Сейчас наша профессия в России фактически обесценена. Печатное слово ничего не стоит. Современный как бы журналист превратился в эдакого блогера, который кормит читателя интересной, но часто непроверенной, неполной информацией. Главным стал трафик, а не качество подачи, проверка фактов. 

В России почти не осталось больших независимых медиа, которые занимаются журналистикой, а не гонкой за трафиком или освещением того, куда приехал и как моргнул президент.

Вымирают и когда-то популярные жанры. Например, расследования фактически под запретом. Особенно антикоррупционные. Тех, кто их пишет, а не героев публикаций, признают иностранными агентами или нежелательными организациями. 

Самое печальное – настоящая журналистика перестала быть востребованной у широкой аудитории. Люди словно не хотят знать правду. Их убедили, что все это происки врагов, что эти журналисты проплачены, работают на западные деньги. И кругом враги. Такова сила пропаганды и убеждения. 

- Многие с вами не согласятся. Разве можно не хотеть знать правду?

- Я исхожу из того, что люди смотрят и читают. Слава богу, есть рейтинги различные. В топе всегда новости с шокирующим контентом. Смерти, аварии, убийства, ЧП, беды, скандалы. Еще грязное белье из жизни известных персон. Причем совершенно неважно, насколько достоверная информация. Эмоция побеждает качество.

О политике

- То есть во всем, что вы сказали, политика виновата? 

- Конечно. Именно политическая ситуация в стране, постоянная ложь, сокрытие информации, запретительное законодательство, беспрецедентная охота на независимые СМИ, подмена понятий – привели к этому. В СМИ нет объективной картины действительности. Посмотрите новости ведущих каналов – там нет России, нет про то, что реально беспокоит каждого из нас. 

«С жителями Карелии должны считаться». Главный редактор «Карелия.Ньюс» рассказал, почему идет на выборы, фото-3

В моей профессии фактически все идет к тому, что независимому журналисту в России скоро придется делать выбор – либо открыто работать на пропаганду, на власть, либо становится иностранным агентом. Я бы не хотел делать такой выбор. 

- То есть, если вы сможете победить на выборах, из журналистики уйдете?  

- Я не хочу уходить из журналистики. Это ведь образ жизни. Я надеюсь и дальше работать в СМИ. Просто я уверен, что для журналиста статус депутата – это дополнительный инструмент, который дает дополнительные возможности. Можно ведь написать про яму на дороге, а можно еще и реально повлиять, чтобы ее залатали. Можно написать, что нужно тот или иной закон скорректировать, а можно участвовать в этой корректировке. 

- Вам легко далось решение залезть в это, давайте скажем прямо, политическое болото? 

- Очень сложно. Но мне показалось, что лучше что-то пытаться делать, чем наблюдать за происходящим со стороны и быть тем самым диванным критиком, который всегда возмущается, но сам не готов ничего делать, даже прийти проголосовать. 

Я уже не раз говорил, в том числе своим аполитичным друзьям, что оставаться вне политики больше нельзя. Здесь как в известном анекдоте: «Папа, а в какой концлагерь нас везут? Сынок, я не знаю, я политикой не интересуюсь». 

О «Зеленой альтернативе»

- В таком случае, почему вдруг новая партия «Зеленая альтернатива», а не скажем, «Единая Россия» или другая партия, у которой больше шансов на победу? 

- А это уже вопрос принципов и убеждений, не говоря уже о том, что в «Единую Россию» меня не звали, так как мой ответ очевиден. Мои взгляды либеральные. Многие сейчас почему-то считают это слово оскорбительным. Но я напомню, что в основе либерализма – защита прав и свобод граждан. Вы хотите, чтобы ваши права соблюдались? Я хочу. Уверен, что и многие критики либералов хотят. В противном случае они поддерживают нарушение прав и свобод, в том числе собственных. Так вот примыкать к партиям, которые своими действиями одобряют нарушение прав, изменение Конституции, всю эту международную агрессию – мне не хотелось. 

- «Зеленая альтернатива» в этом смысле другая? 

- Это новая партия, у которой нет плохой репутации. И нет отождествления себя с оппозицией или не оппозицией. «Зеленая альтернатива» немного в стороне от политики в чистом виде. Мы больше про конкретные дела. 

К тому же мне близок главный приоритет партии – защита природы и окружающей среды. Я частый гость в лесу, люблю рыбалку, люблю путешествия по нашему краю. Езжу и с семьей, и по работе. Был во всех районах Карелии. Знаю глубинку, у меня много знакомых в деревнях и поселках. И я не хочу отсюда уезжать, хотя не раз предлагали.

Евгений уверен, что под лежачий камень вода не течет. На фото Памятник рунопевцам в деревне Войница Калевальского района

Евгений уверен, что под лежачий камень вода не течет. На фото Памятник рунопевцам в деревне Войница Калевальского района

При этом вижу, как беспощадно наша Карелия приносится в жертву экономическим интересам больших корпораций и бизнесу из больших столиц. Причем в ущерб местным жителям. Очень больно на это смотреть. Мы сейчас как те самые индейцы, которых постепенно выживают с их земли, уничтожая саму землю. Мы, жители Карелии, должны иметь здесь больше прав, это наша земля. И с нашим мнением следует считаться. Мы за тех, для кого Карелия дом родной, кто здесь планирует жить.

- То есть вы не будете в оппозиции к «Единой России», если пройдете? 

- Я буду в оппозиции к антинародным законам и решениям, к инициативам, которые вредят Карелии. Идти ради того, чтобы только лишь быть в оппозиции к «Единой России», глупо и неконструктивно. Если «Единая Россия» поддержит, например, наше предложение запретить на законодательном уровне размещение форелевых хозяйств на малых водоемах, то почему я должен быть к ней в оппозиции? 

Как мне кажется, надо исходить из принципа – полезно это или неполезно для граждан и республики. В этом смысле вполне можно оставаться независимым и честным и в этой монополизированной партией власти системе. Я за созидание и улучшение против ухудшения. Мне близок наш ироничный слоган «За все хорошее против всего плохого». 

О планах и программе

- У вашей партии есть тезисы? Или вы только про природу?

- Защита природы – это главный приоритет. Но мы не просто про растения и животных, как те же зеленые, мы за комфортную среду для людей. Но, разумеется, это лишь часть повестки. 

Мы уже рассказывали о главных направлениях нашей работы, если мы пройдем в парламент. На уровне Карелии это создание независимого центра эко-мониторинга. Это восстановление пяти центров авиалесоохраны, как было раньше. Мы выступаем за запрет на создание мусорных полигонов без строительства на них перерабатывающих заводов и введение доступной системы раздельного сбора мусора. Мы за жесткую ответственность бизнеса за разрушение природы. 

На горе Воттоваара

На горе Воттоваара

Отмечу, что по всем вопросам нашей повестки наша позиция совпадает с тематикой материалов сайта «Карелия.Ньюс». Многие темы, которые требуют законодательных изменений, мы освещаем годами в нашем СМИ, а не только перед выборами. 

- Какие, например, еще острые вопросы? 

- Форелеводство. Я уже лет 10 пишу критические материалы о вреде этого вида рыбоводства. И здесь меня не убедят слова форелеводов или чиновников Минсельхоза. Я понимаю, что для первых это рентабельный бизнес, для вторых – успешное направление экономики, хорошие налоги. А для нас, граждан, это мертвые озера и убитая экология вокруг них.

Я лично вижу, как рыбак, как турист, во что превращаются озера, на которые приходит этот бизнес. 

Вот почему мы намерены добиваться полного запрета на создание форелеводческих хозяйств на малых озерах и непроточных водоемах, а также запрета на размещение их в границах и рядом с населенными пунктами, за перенос хозяйств на моря, за мораторий на разведение форели после 10-15 лет использования водоема. Для нас на первом месте – сохранение природы. Никакие разовые экономические успехи не стоят превращения Карелии в загаженную пустыню без леса с болотами вместо озер. Должны быть альтернативные решения. В соседней Финляндии, например, это давно поняли и перенесли почти все хозяйства на море. 

- Есть ли что-то про рыболовство и туризм? Вопрос как к рыбаку.  

- Мы бы хотели стать голосом карельских рыбаков в парламенте. Я уже много лет представляю общественную организацию «Карельский клуб рыбаков». В свое время мы проводили рейды против браконьеров, вытаскивали сотни брошенных сетей с тухлой рыбой, выходили с митингами против платной рыбалки. Успешно, кстати. Пока не столкнулись с беспомощной и коррумпированной рыбоохраной. Пока не увидели, что государство не заинтересовано в развитии любительского рыболовства, в сохранении рыбных запасов, не хочет выводить это направление в цивилизованное русло. 

Шанс поймать вот такую щуку должна быть у наших внуков

Шанс поймать вот такую щуку должна быть у наших внуков

К тому же стало понятно, что правила рыболовства создают в больших столицах, там решают, кого и когда нам ловить. В итоге в тех же правилах есть очевидные глупости, которые не только мешают карельским рыболовам, но и губят здесь туризм. 

Вообще, мы считаем, что в Карелии нужно развивать и популяризировать спортивное и любительское рыболовство и постепенно снижать объемы промысла и сетного лова. Все это должно сопровождаться массовым зарыблением водоемов, нормализацией работы органов рыбоохраны. 

Кстати, рыболовство тесно связано с сельским туризмом. И здесь наша партия тоже готова стать голосом всех, кто построил гостевые дома, кто предоставляет услуги по доставке туристов, выступает гидами, кто на местах развивает туризм.

Это и есть развитие местной инициативы. А еще это занятость населения. Вот вам и замена рабочих мест на форелевых хозяйствах. Но сейчас на этот вид бизнеса идет большое давление государства. 

- А про городскую среду есть что-то? 

- Здесь наши программные тезисы знакомые и очевидные. Это сохранение и увеличение количества парковых зон в городах. Это создание дорожной карты с источниками финансирования по решению вопросов строительства канализационно-очистных сооружений в каждом большом населенном пункте и реконструкции системы ливневой канализации в Петрозаводске и городах Карелии. Мы живем в краю озер и не имеем ни одного официального пляжа из-за грязной воды. Это ведь позор! Городских решений и идей много. Была бы политическая воля и возможности. 

В поездки по Карелии Евгений обычно берет с собой семью

В поездки по Карелии Евгений обычно берет с собой семью

- Какое главное качество должно быть у политика?

- Главное качество, как мне кажется, совесть. Можно что-то не успеть или не сделать, не выполнить обещание, но важно всегда открыто в этом признаться и попытаться исправить ситуацию. Не переношу лицемерия и лжи. Особенно той, которая сразу видна. С горькой улыбкой сейчас смотрю, как строят из себя борцов за народ партии и политики, которые годами предавали граждан. Это и есть отсутствие совести. 

- Но ведь политика – дело грязное, что уж тут удивляться… 

- Не считаю так. Это как в дискуссии о том, что россиянам не суждено жить хорошо, такая, дескать, наша доля. Уверен – среду формируют люди, а не наоборот. Нормальные люди создают нормальную среду.

Честные журналисты делают честные СМИ. Порядочные политики, у которых есть совесть, делают честную политику, которая работает для людей, как и должно быть. 

Думающие избиратели анализируют то, что видят, и обязательно приходят на выборы. Хотя бы для того, чтобы их голос не был украден. Так что я призываю всех не быть диванными критиками. Может так оказаться, что именно ваш голос окажется решающим. 

«С жителями Карелии должны считаться». Главный редактор «Карелия.Ньюс» рассказал, почему идет на выборы, фото-8
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
#Евгений Белянчиков #Зеленая альтернатива

Комментарии

Объявления
live comments feed...