Секретная дача Путина. Как карельский плотник Карелию на снегоступах прошел. Часть 4

Портал «Карелия.Ньюс» продолжает новый проект о том, как петрозаводский плотник Сергей Филенко зимой 2019 года за два месяца проделал невероятное – прошел Карелию с юга на север на снегоступах. Специально для портала «Карелия.Ньюс» он написал зарисовки из своего путешествия. Первые три истории ЗДЕСЬ

В четвертой истории читайте о том, как наш плотник случайно забрел на своих снегоступах на секретную дачу Владимира Путина в карельском Приладожье. Об этой тайной даче знают все местные жители. О ней в 2016 году телеканала «Дождь» выпустил специальный репортаж «Дом с привилегиями». Вот именно туда, на объект, который охраняется Федеральной службой охраны, забрел наш петрозаводский плотник на своих снегоступах. К слову, история Сергея еще и о том, что сегодня представляет живописная часть Ладожских Шхер, где местные жители давно уже не хозяева. 

Секретная дача Путина 

«Править – значит воровать, все знают это»

Альбер Камю, «Калигула»

Вчера шел прямо по лосиным следам, и снег держал. Поглядывая на компас и переходя со следа на след, мимо остатков каменного фундамента, оставшегося от финского хутора, точнехонько вышел к безымянной ламбушке. У этого маленького озерка раньше было имя. Были названия у каждого мелкого ручья и холма в округе. 

Эти имена погибли в Зимней войне 1939-1940 года. 

Хутор на отвоеванной у леса поляне в километре от сказочно красивого озера с одной стороны и в километре от удивительно живописного залива Ладоги – с другой, в нем логика совершенно не современная. Принципиально иначе обживаются нынче Ладожские шхеры. Так много шлагбаумов не видел прежде никогда. Владельцы побогаче ставят при шлагбауме будку и нанимают сторожей. Заводят злых собак (один здоровенный пес мирно гулял со мной полдня), ставят видеокамеры, баннеры «Частная территория. Въезд строго воспрещен!» А то повесят знак с изображением черного пистолета. Те, кто победнее, просто отгораживаются, как могут. Иллюстрация сугубо российского способа измерять социальный капитал, предложенного Александром Аузаном: «Чем выше и плотнее забор, тем ниже уровень взаимного доверия в обществе».

Есть во всем этом отчаянная потуга современных россиян хоть как-то выгораживать, лепить свой частный крошечный мирок. Отделиться от общей русской неопределенности и этой… как её… умное слово из глупой памяти вылетело… А порядка как в летописные времена призвания варягов не было, так и доныне нет. Ни порядка нет, ни счастья. И этот свой частный порядок выглядит не лучше, чем всеобщий хаос огромной России вокруг. Подозрительно мало отличаются общее поражение и своя победа. А впереди – как для деревень из «Улитки на склоне» А. и Б. Стругацких – маячит «Одержание». 

И еще часто попадаются придорожные щиты с объявлениями: «продается земля», «…дом с землей», «турбаза», «дом», «дом с участком», «земля – лучшая инвестиция…» Некоторые что-то почуяли, и разбегают... 

Твою-то… шерсть на носу!!!

Разом опрокидываются оба котла, выплеснув в огонь почти закипевшую воду и вылетевшее из памяти слово «энтропия». 

К полудню вышел на южный берег залива Марьялахти. На северном берегу – красивые скалы. Побрел вдоль них искать путь через лес к озеру Кайлиолампи. Если удачно пройду лесом, ночевать буду уже в Сортавальском районе. 

Два рыбака замерли над лунками, рядом – мотособака. Удят крошечных окушков и ершей. Подошел расспросить, не местные ли они знатоки здешних мест? Они – местные знатоки этих мест. «Вон дорога – по ней и дойдешь до самого озера. Там дальше ферма с мраморными быками». Мраморная говядина – возможно, самый известный в мире мясной деликатес, о котором я раньше ничего не слышал. У одного из удильщиков там подвизался ветеринаром зять. Поэтому он и осведомлен, и ел ту мраморную говядину: «с одного бычка всего килограммов пять её выходит». Вздыхает, машет в противоположную сторону: «А там алкоголь элитный делают – так мы тех напитков не видели». Ну да, ну да: для этого нужен родственник-кавист, засевший в винных погребах. 

Рыбаки стращают злыми волками:

Есть петарды от волков? Нет? Обязательно надо петарды с собой носить!» 

Делимся байками про зверей и рыб. Мне есть, чего рассказать. Было дело, работал на турбазе: одну медведицу готовил к зимней спячке (в неволе они сами в спячку не уходят), а другого медведя ел.

Турбаза, – прощаясь, машу рукой в сторону большого дома на неблизком берегу, – очень необычной архитектуры». Они оживляются: «Какая же это турбаза? Это – дача Путина!»

Выкапываю из рюкзака фотоаппарат, делаю фотографию: дача Путина далековато, в кадре выглядит маленькой.

Вылезаю на трудоемко и тщательно вычищенную, по-нерусски гладкую дорогу. Приветливо машу проезжающему мимо трактору и со снегоступами подмышкой шагаю на Север, в сторону озера. Промаршировал километра два: мимо фермы с «мраморными бычками», мимо аккуратного жилого домика, мимо вольера с облаявшими меня собаками. Вот и озеро, на берегу баня. Скидываю рюкзак, начинаю разглядывать карту. Подбегает корпулентный охранник в камуфляже и с рацией в руке: 

Это частная территория! Как вы сюда попали? Нельзя здесь находиться!

Рация в руке хрипло бубнит: «Догнал мужчину?» «Доложи, догнал мужчину?»

– Догнал! У бани догнал! – охранник не смотрит в карту, на которой уголком платформы спортивного компаса пытаюсь показать, откуда сюда пришел.

– Догнал мужчину?

– Догнал, догнал! У бани догнал!

– Догнал мужчину? Догнал мужчину?

– Да, он догнал меня-мужчину у бани! 

– Догнал мужчину?

Охраннику стыдновато за накладку с рацией. Этот комичный односторонний диалог настраивает меня на веселый лад. 

Невпопад вспоминаю, как Юрий Норштейн, когда Франческа Ярбусова показывала ему гладкий и красивый рисунок, советовал ей рисовать то же самое левой рукой. «Гладкость и легкость исполнения не дают нерва и глубины». Такой уж мы народ: добрые и злые, бедные и богатые, умные и дураки – абсолютно в каждом из нас есть эта корявинка, несовершенство, непутевость. И часто; слишком часто не слышим друг друга.

На озеро меня не пустили. Под сопровождением еще одного охранника на квадроцикле вернули немного назад: мимо вольера с гавкающими собаками к домику возле фермы «мраморных бычков».

Из домика вышел седой профессионал – должно быть, их командир. 

– Да. Паспорт, разумеется, при мне.

– Есть что-то ценное в рюкзаке? – спрашивает заботливо, взяв паспорт. – Занесите, чтобы не было потом претензий.

Тут же охрана, закрытая частная территория. – Широко развожу руками. – И еще, простите, полчаса назад от местных рыбаков я узнал, что это «дача Путина». Кто станет тут копаться в рюкзаке, вы что!?! Да кто ж тут будет воровать!?!

Он немного смущается. А я вспоминаю, как пишу на каждой двухсотрублевой купюре нехорошее про президента и тоже немного смущаюсь. Покладисто заношу рюкзак в коридорчик, аккуратно отделанный вагонкой.

И опять я не похож на свою фотографию на паспорте. «А вот так жестоко потрепала меня тяжкая жизнь», – печалюсь фальшивым голосом.

Пытаюсь на карте показать свой путь: кто я, откуда, куда иду. Прошу разделаться со мной побыстрее: 

Не позднее шестнадцати мне надо останавливаться на ночлег, потому что часа два трачу на подготовку стоянки и добычу дров. У вас же должен быть стандартный протокол на любую нештатную ситуацию.

– Протокол на вас составлять не будем, просто перепишу данные паспорта в служебный журнал. Никуда дальше эти персональные данные не пойдут.

Он уходит в другую комнату. А я прошу рядового охранника пожертвовать перевязочного материала, если у них в аптечке есть запас: у меня кончаются антимикробные салфетки. «Можно просто бутылочку водного раствора хлоргексидина, или любое армейское атравматическое раневое покрытие, стерильная мазевая повязка тоже подойдет…» 

Ага, щас! У них «только автомобильная аптечка, в ней ничего такого нет». 

– Тут у вас не то, что по-богатому, а всё роскошно устроено. Так организуйте себе грамотные курсы по обучению неотложной медицинской помощи. Это и на работе, и в быту очень нужный навык! Вот я – плотник – постоянно таскаю с собой добротно укомплектованную аптечку. Сколько крови из небольших ран остановил за годы работы на срубах! И сейчас, с обмороженными две недели назад пальцами ног, спокойно путешествую, не страшась гангрены…

Возвращается седовласый командир с журналом.

– Где проживаете?

– По месту регистрации, – киваю на свой паспорт в его руках.

– Адрес?

– Как в паспорте.

– Адрес назовите?

Называю адрес.

– Какой это район Петрозаводска?

– Да я их всегда путаю. Голиковка, наверное. Я плотник, голодранец, «рабочий бентос». Где мне жить, как не на Голиковке? Все знают про «офисный планктон», а «рабо…»

– Давно по этому адресу проживаете?

– Да уж год девятый, наверное. Так вот, «рабочий бен…»

– Хммм. Зарегистрированы 15 марта 2010-го, – значительно молчит. – Примерно сходится. – В Петрозаводске давно? 

– Да как в 1991-м в университет поступил, так и остался. 

Небыстро начинаю догадываться: некуда человеку применить образование. Вспоминает-применяет навыки допроса. Решаю, что это плюс, хоть и смахивает на пародию малобюджетного боевичка. Вспоминаю «солсберецких туристов» Чепигу и Мишкина: нет, на пародию не похоже. Вздыхаю, как Атос, с сожалением: «А ведь этот еще из лучших!» 

Наберите в Интернете мое имя и фамилию, добавьте «плотник-мизантроп» и еще слова из песни Б.Г. «снился мне путь на Север». Прочитаете статью Валерия Поташова о том, зачем я иду на Север. 

А в памяти уже всплывает подправленная цитата из фильма «Брат 2», с правильными интонациями: «Я гулял. Я на даче Путина первый раз. Я же не знаю, что у вас не везде можно ходить. У нас вот везде можно». С трудом сдержался и смолчал. Вообще-то мне больше фильмов нравятся книги, но цитаты из книг случайным собеседником считываются редко. Нет мгновенного узнавания. В Тунисе, когда автобус остановился у роскошного магазина знаменитых кайруанских ковров, я впопад пошутил словами дона Сэра: «Не вижу, почему бы благородному дону не посмотреть на ируканские ковры…» Ни один человек не вспомнил «Трудно быть Богом» братьев Стругацких, ни один. А несколько голосов сварливо поправили: «Кайруанские ковры. Кайруанские!» 

На мобильник «Седому» дозвонился начальник следующего уровня – «Хёвдинг». Он приказал вывезти меня туда, где я вошел на территорию. Стал было опасаться, что опять окажусь в заливе Марьялахти, из которого по Ладоге на Север не выйти, там льда совсем нет. И потянутся предо мною «кривые, глухие окольные тропы…» Но прислушиваюсь… нет: выдворяют на трассу Санкт-Петербург – Сортавала. 

И еще «Хёвдинг» велел выдать беззащитному бродяге пару петард для обороны от волков: «Спроси, есть у него петарды от волков? Нет? Обязательно надо петарды с собой носить!»

Вручили ровно две петарды, сопроводив инструкцией: «чиркаете по спичечному коробку, и немедленно кидайте подальше, а то пальцы оторвет! В снегу она взорвется». Сунул их в полиэтиленовый пакетик с паспортом. «Что нам делать, умеющим кофе варить, а не манную кашу? С этим домом нетопленным как примирить пиротехнику нашу?» – промолчал строфу Дмитрия Быкова.

Депортацию с частной территории дачи Путина закамуфлировали под экскурсию. Грузно взлез на квадроцикл, оперся рюкзаком о багажник, ухватился за рукояти, одновременно держа в одной руке лыжную палку, а в другой – снегоступы, и покатили. 

Щебечу в ухо конвойному – спина охранника делается задумчивой:

Можете устроить тренировочный поиск шпиона по следам. У меня размер 47 и характерный протектор на подошве. А на сыром снегу Марьялахти оттиски снегоступов вообще ни с чем не спутать. 

Прокатили совсем рядом с дачей Путина, чтобы я хорошенько рассмотрел вблизи и ее, и видеокамеры наблюдения размером с руку, и безупречно выметенную вертолетную площадку, подсвеченную веселыми цветными огоньками. Притормозили возле домика охраны – эти самые служивые в строгих синеватых форменных рубашках увлеченно пялились в свои мониторы, пока я медленно, как герой рассказа Джека Лондона «Любовь к жизни», брел по раскисшему снегу через залив Марьялахти. Разини. 

Ссадили возле входной препоны. Поблагодарил за экскурсию, затянул пояс рюкзака, скомандовал сам себе словами Рэя Бредбери: «Они никогда не сумеют жить так, как ты. Давай. Вперед!» И честно потопал по прекрасной дороге сквозь эталонный сосновый лес. Мимо собственного садкового хозяйства – вряд ли растят тут заурядную форель. Мимо еще одного огромного дома оригинальной архитектуры – туда, видимо, заселят обильную президентскую челядь, когда прилетит САМ. А в просторных погребах президентские бутлегеры, должно быть, тайно бодяжат свой секретный элитный алкоголь. 

Первосортная дорога, ве-ли-ко-лепная: одна из двух российских проблем решена блестяще. Вторую же решить невозможно, ибо «умные им не надобны, надобны верные». К трассе на Сортавалу выхожу через два с половиной километра, и добросовестно шагаю по ней до границы Лахденпохского района. 

Мозг удобно разлегся в телеге тела, праздно размышляет о прочитанных книгах и всякой всячине:

Не хватает мне, рабочему планктону, Араты Горбатого. Хочется, чтобы историческая эволюция родила такую щуку, запустила ее в социальный омут нашего постсоветского Арканара, чтобы не дремали жирные караси, пожирающие придонный планктон. 

«А по берегам люди строят заборы, сажают на цепи угрюмых собак. Ставят капканы успешные воры на лузера-вора, рабы на раба». – Напеваю песню «Телевизора» в продолжение темы про шлагбаумы. 

«Все протесты и митинги зря: мы вскормили в Кремле упыря» – еще одна песня Михаила Борзыкина. Перед человечеством и Россией столько глобальных вызовов и проблем, а глава безбрежной страны ввинтился во власть, как иксодовый клещ в кожу. Жадно сосет «новую нефть». 

– Дачки он строит, шерсть на носу. 

снегоступы Филенко Путин
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Подпишитесь на нас: Google News Yandex News Yandex Zen

Комментарии

Общество
Жители Прионежской деревни Другая река бьют тревогу – устье одноименного водоема загрязнено настолько, что вода напоминает по виду коричневую жижу. А ведь здесь купаются дети, как местные, так и приезжих дачников. Сельчане рассказали о своей проблеме в соцсетях. Елена Тимбаева из Другой реки выложила 30 июля на своей страничке «ВКонтакте»  видео, которое быстро разлетелось по карельским пабликам и набрало десятки тысяч просмотров. Ролик опубликовали регион...
Общество
Как сообщает администрация Петрозаводска, за лето в рамках муниципального контракта ООО «Городской комбинат благоустройства» высадил на общественных территориях четыре тысячи многолетних растений, около трёхсот тысяч цветов и 70 деревьев.  Озеленение проходит во всех районах карельской столицы. Сейчас подрядчик заменяет восемь не прижившихся клёнов на проспекте Карла Маркса и сажает 40 ясеней на Сыктывкарской улице. На днях цветы высадили у лестничных спус...
Происшествия
Пятого августа поздним вечером под Петрозаводском чуть не утонули двое подростков. Ребята решили переплыть Шую на самодельном плоту, но затея не удалась. В какой-то момент их стало сносить вниз по течению. Трагедии удалось избежать – спасатели успели вовремя. О произошедшем сообщили в пресс-службе МЧС. Вызов на пульт Единой службы спасения Прионежского района поступил в 21:40. Звонивший сообщил, что в Нижнем Бесовце близ дачного кооператива «Сфера» мальчиш...
Происшествия
В Пряжинском районе молодой мужчина отправился на рыбалку и пропал. Его поисками занимается местное отделение МВД, о чем сообщила пресс-служба ведомства. Полицейские просят жителей республики помочь найти пропавшего. Разыскивается Метальников Сергей Викторович 1983 года рождения. Второго августа он вышел на воду на моторной лодке и с тех пор о нем ничего не слышно. Последний раз его видели в районе деревни Ангелахта. Приметы пропавшего: высокий худощавый м...
Общество
Как сообщает информационный портал «Вести Калининград», сегодня, шестого августа, в Калининградской области ожидают прибытия рыболовецкого траулера «Карелия» с заболевшими коронавирусом моряками. Напомним, что 25 июля у 23 из 77 членов экипажа судна «Карелия» подтвердился коронавирус. Несмотря на большое количество заболевших, было принято решение не прекращать рыбный промысел и остаться у берегов Фарерских островов. Но общественный резонанс и вмешательств...
Общество
В Карелии зафиксирована 19-я смерть от коронавируса. Скончался 69-летний мужчина из Кондопоги. Как сообщает региональный Оперштаб, у пациента были хронические заболевания. Он проходил лечение в Петрозаводске – в созданном на базе роддома имени К.А.Гуткина ковид-отделении для нуждающихся в хирургической помощи. За минувшие сутки подтвержден 41 новый случай. Чуть больше половины – у петрозаводчан. В столице республики коронавирус нашли у 22 человек, в Лоухск...
Общество
Вчера, пятого августа, глава республики Карелия Артур Парфенчиков  подписал распоряжение о новых послаблениях ограничительных мер, связанных с распространением коронавируса. Исходя из текста распоряжения, с 10 августа должны упроститься условия приема детей в дежурные группы дошкольных учреждений. В детсады разрешено принимать детей вне зависимости от того, трудятся их родители непосредственно на рабочем месте или дистанционно. Предоставлять справки с мест...
Общество
Глава Кемского района Дмитрий Петров пятый день болеет коронавирусом. Судя по постам на странице «ВКонтакте», болезнь никак не повлияла на его бодрость духа и чувство юмора.  Как руководитель и семьянин Дмитрий Петров в первую очередь переживает за своих близких и коллег: не успел ли кто заразиться от него до того, как он оказался на самоизоляции.  За себя волнуется не сильно. Пишет, что медицинское образование помогает не поддаваться «панической ковидофоб...
Общество
Сегодня, пятого августа, в 9:13 на пересечении улиц Александра Невского и Калинина от сильного порыва ветра упал дорожный знак.  Он был установлен на время проведения дорожных работ.  По счастливой случайности в момент падения пешеходы оказались чуть дальше того места, куда обрушилась ненадежная конструкция. Не пострадал и проезжавший мимо автомобиль. Камера наружного видеонаблюдения «Сампо.ру» запечатлела инцидент.
Exchange Rates
USD 73,233
EUR 86,554
Ответственный за раздел
Евгений Белянчиков
Журналисты сайта www.karelia.news к вашим услугам.Пишите нам, звоните, сообщайте о городских новостях и событиях - мы надеемся, что с Вашей помощью горожане узнают о жизни Петрозаводска и Карелии больше. (8142) 33-01-02 или [email protected]
Вместе с Вами мы сделаем наш город лучше!