• Главная
  • Мы все плывем на этом каноэ. Два года трагедии на Сямозере
13:10, 18 июня 2018 г.

Мы все плывем на этом каноэ. Два года трагедии на Сямозере

Мы все плывем на этом каноэ. Два года трагедии на Сямозере , фото-1

Два года прошло. Два года с того дня, когда на Сямозере погибли 14 детей, которые приехали отдыхать в Карелию. Отдыхать, наслаждаться закатами и природой, набираться сил и эмоций. Они отправились вместе с инструкторами в озеро на неприспособленных для этого лодках. Начался шторм, поднялась волна. Лодки перевернулись, дети оказались в воде. Кому-то удалось спастись, 14 ребят утонули. Невыносимая трагедия не только для родителей, для всех. 

Я часто бываю на Сямозере, именно в этом месте, где все произошло. Рыбачу, отдыхаю с дочкой. Там невероятно красиво. Вообще, Сямозеро – потрясающее озеро. Я не знаю другого такого, где было бы также удобно и комфортно отдыхать. Длинные песчаные пляжи, каких в Карелии мало, сосновые боры, стоянки с костровищами и навесами, острова и живописные заливы – это поистине рай для туристов.

Мы все плывем на этом каноэ. Два года трагедии на Сямозере , фото-2

Сямозеро. Сяргилахта. Фото автора

И вот в одночасье оно стало черным местом. Сямозеро? Ах, да, это там, где утонули дети. Как же это несправедливо.  

Лагерь закрыли. Сейчас идут суды. Судят директора лагеря, ее заместителя и инструкторов, а также руководителей карельского Роспотребнадзора. При этом не судят никого из тех, кто организовал вместе с директором систему, при которой дети оказались лишь товаром, а их родители кошельками. Не судят и судить не будут, потому что эти люди не судимы, увы. Они отскочили, их трогать, видимо, нельзя. Пацана-инструктора можно, а их нет. Слушания продолжаются. 

Прошло два года. Но ничего не меняется с детским отдыхом. Точнее, меняется, но в худшую сторону. Дошли до маразма – лагеря закрывают совершенно по идиотским причинам. Закрыть легче, чем исправить и решить проблему. У нас сейчас все вокруг строится по такому принципу. Не можем решить – закрываем, запрещаем, не пущаем. Никто не хочет в тюрьму. Легче запретить, как бы чего не вышло. 

Мы яростно и параноидально боремся за безопасность, орем везде об этом, но при этом остаемся, судя по статистике, самой криминальной в Европе страной. У нас самая высокая смертность везде – на дорогах, от болезней, детская и так далее. При этом мы запрещаем и ограничиваем, обыскиваем и задерживаем. У нас слово «безопасность» последние годы едва ли не главное.

При этом почему-то люди продолжают гибнуть, дети сгорают в кинотеатрах, как в Кемерово, сигнализации не срабатывают, взрослые тонут на незарегистрированных катамаранах, как недавно на Волге. Мы боремся за безопасность, но воображаемыми мечами. 

А теперь еще, простите за игру слов, мячами. Страна проводит Чемпионат мира по футболу – лучший, как утверждают наши боссы, за всю историю. Нам важно, чтобы он был лучший, потому что мы крутые до посинения. А потому силовые структуры перестали публиковать криминальные новости. Приказ сверху. На период Чемпионата мира у нас все хорошо. Нет больше трагедий, нет убийств и краж. У нас футбол победил преступность. Нет-нет да вылезают через соцсети факты трагедий.

Мужчина сорвался с водопада Кивач, силовики молчат. Таксиста в Петрозаводске зарезали – опять тишина. Мексиканцы, немцы и марокканцы не должны знать. У нас все хорошо. Мы лучшие. И у нас лучший Чемпионат мира. 

А еще мы очень хорошо научились скорбить. Мы строим лучшие в мире часовни и памятники на месте гибели людей. У нас самые большие горы игрушек в память о безвинно убиенных. Мы умеем оплакивать так, как никто в мире. Мы в этом преуспели.

12 июня в Сямозере освящена часовня в память о погибших детях.  Рядом открыт памятник «Волна», вечное напоминание о страшных событиях 18 июня 2016 года. 

Мы все плывем на этом каноэ. Два года трагедии на Сямозере , фото-3

У меня сейчас дочь уехала в летний лагерь на море. Хорошее место, полезное дело. Спортивный лагерь – это ведь хорошо. Мне так всегда казалось. Спорт, море, здоровье, южный воздух. Дети из Карелии должны это получать, потому что у нас нет лета. Но я каждый день звоню ей, потому что боюсь за нее. Потому что я не верю в нашу российскую безопасность, я верю только в здравый смысл и ответственность воспитателей и собственного ребенка, которая не полезет туда, куда не следует. 

Прошло два года с событий на Сямозере. Только ничего не поменялось и вряд ли поменяется. У нас по-прежнему важнее реальных дел для простых людей Олимпиады и футбол, Порошенко и Асад. Россия громит Саудовскую Аравию в футбол и одновременно увеличивает пенсионный возраст. Потому что денег нет только на пенсии, а на футбол есть. И будут. Потому что великая держава думает не о людях, великая держава думает о чем-то другом, о воображаемых мечах и реальных мячах, о том, как бы нас уважали и боялись, о том, что у нас все лучше всех, даже если у нас уже край.

И мы все в этом большом катамаране, в этом каноэ или надувном плоте. Он порой переворачивается, кто-то тонет, но мы плывем и не замечаем потерь. Точнее, ставим им очень красивые памятники. Они герои, а героям у нас ставят памятники. 

Я на днях снова поеду на Сямозеро. Там очень красиво и чайки кричат. Они оплакивают ребят, которые страшно и глупо погибли там два года. Мы тоже оплакиваем…

#Сямозеро #часовня #трагедия #гибельдетей #блог #ЕвгенийБелянчиков #двагодатрагедиинасямозере
Объявления
live comments feed...