О любви: Национальный театр Карелии представит новую постановку

Максим Соколов – выпускник ГИТИС. Он стал победителем конкурса по поддержке молодой режиссуры при Министерстве культуры РФ. Из 52 заявок, поданных театрами, которые выразили готовность сотрудничать с молодыми режиссёрами, экспертный совет отобрал 19. 

Среди них – Максим Соколов, который теперь ставит в Национальном театре Карелии пьесу Ивана Вырыпаева «Валентинов день».

Режиссер рассказал, что нас ждет в новом спектакле, за что он любит пьесы Вырыпаева и что, наконец такое, любовь.

– Максим, почему вы решились на постановку пьесы Ивана Вырыпаева «Валентинов день»? 

– Я очень люблю Вырыпаева и считаю его одним из самых лучших на сегодняшний день драматургов, который работает с современностью. 

У него свой язык, не похожий на других. В пьесах Вырыпаева есть объем и часто поднимается вопрос о взаимоотношении современного человека с богом, с религией. Если учесть, что в 20 веке в драматургии «небеса пустые», то он постоянно ставит вопрос – есть ли там что-то на небе, как мы к этому относимся, что такое вера сегодня? В работе конкретно с Рощиным драматург очень бережно отнёсся к первоисточнику и в тоже время добавил какую-то иронию сегодняшнего дня. Работать с этим материалом– одно удовольствие.

– Скажите, продолжение советской мелодрамы (пьеса «Валентинов день» является продолжением пьесы Михаила Рощина «Валентин и Валентина» (1984) – прим. ред.) может быть интересно современному зрителю?

– Конечно. Я считаю, что как раз пьеса Рощина будет не интересна современному зрителю, потому что я не верю в их язык, как они разговаривают. 

– Людям, которые выросли на пьесе Рощина, им будет интересно?

– Целевая аудитория нашего спектакля – это прежде всего молодежь. В пьесе современная музыка, хореография, видеоряд. Может, кому-то это и будет сложно и тяжело, но мы же не можем все время говорить «словами прошлого века». 

Тут есть еще одна интересная тема. В финале герои задают вопрос – что важнее любовь или жизнь? Жизнь, как в «Ромео и Джульетта» – короткая, но яркая, полная любви? Или долгая, размеренная жизнь, но без любви? Я задал этот вопрос артистам, и они сказали: конечно, любовь.

Это не простой вопрос. В пьесе главный герой говорит: «Ты знаешь, мне приснился бог, и он сказал, что я умру». Современный человек, если такое узнает, он не будет говорить долгие красивые монологи о смысле жизни. Это тот самый момент – как бы я повел себя? Вот я люблю, и я умру – как это совместить чтобы это не было фальшиво?

– В пьесе две главные героини. Что, по-вашему, объединяет их, кроме любви к Валентину - страх, ненависть, одиночество, жалость или все-таки любовь? 

– Только любовь. У них все разное, сплошной конфликт по поводу всего, у них постоянная борьба. Если бы не любовь к Валентину, они бы никогда не были бы вместе. Они совершенно противоположные. Они друг друга никогда не поймут. 

В конце пьесы есть что-то, когда главная героиня говорит: «Почему я тебя так ненавижу? Потому что я тебя люблю». В финале, когда они втроем умирают, мне кажется, что и в космосе они тоже будут втроем. Ад это или рай – это вопрос, но там они тоже не расстанутся.

– Кого из актеров вы выбрали для работы в пьесе «Валентинов день»?  

– Ольга Портретова играет у нас Валентину, Наталья Алатало - Катю.

Мне совершенно не близка история пенсионеров, которые вспоминают свою жизнь. Возраст – это состояние внутреннее. Любовь, это когда и в 60 любовь. Это пьеса – не о старухах. В спектакле не будет квартиры с мебелью 60-х годов, но раскрывать подробности я не буду, это спойлеры.

Скажу одно – если с женщиной случилось такое несчастье, как 60-летний юбилей, то нужно подготовиться. Мы брали самые красивые образы, например, Марлен Дитрих на ее последних гастролях.

– Два года назад на вашу постановку пушкинской «Метели» пожаловался священник. Чем закончилась история? (в 2015 году священник пожаловался на постановку по «Метели» Пушкина в Ижевске. Священнослужителя возмутило появление в спектакле Максима Соколова пьяного священника – прим. ред.)

– Для меня все хорошо закончилось, все за меня вступились, в том числе и Кирилл Серебренников. Спектакль идет до сих пор, его посмотрели более пяти тысяч зрителей. Очень грамотно сработал сам театр и министерство, потому что эти люди были на премьере.

Сам священник, в письме которого было более 10 орфографических ошибок, очень обиделся, он требовал публичных извинений. Больше всего его возмущало, что я опубликовал его письмо у себя на странице в соцсетях. Но я считаю, что если делаешь что-то специально плохое, то это обязательно вернется.

– В свете сегодняшних событий, у вас есть внутренний цензор? Тема, которая для вас будет запретной?

– Нет, и я не хочу, чтобы он появился. Сколько у меня будет спектаклей? Я не знаю. Может, это последний, но кто знает? Тогда мы думали, что нападки церкви – это самое страшное, что с нами может случиться, а сейчас, если учесть, как театры вынуждены работать. Когда выделяется грант, но деньги не приходят, а спектакль нужно запускать, и так работают все театры. 

Мария Опимах

карелия национальныйтеатр премьера валентиновдень
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Подпишитесь на нас: Google News Yandex News Yandex Zen

Комментарии

Exchange Rates
USD 73,634
EUR 89,282
Ответственный за раздел
Евгений Белянчиков
Журналисты сайта www.karelia.news к вашим услугам.Пишите нам, звоните, сообщайте о городских новостях и событиях - мы надеемся, что с Вашей помощью горожане узнают о жизни Петрозаводска и Карелии больше. (8142) 33-01-02 или [email protected]
Вместе с Вами мы сделаем наш город лучше!