Новый спектакль Кирилла Симонова способен удивить даже самых последовательных его поклонников. В отличие от своей «Анны Карениной», где, вдохновляясь музыкой Щедрина, хореограф тем не менее смог отразить в балете основные события великого романа, «Чайка», скорее, выступает продолжением поиска смыслов, заложенных в пьесе Чехова, культовой для русского театра.

Хореограф не ставит перед собой задачи следовать за сюжетными перипетиями «Чайки», придавая миру своего балета черты исследовательской лаборатории. За обычной дачной жизнью героев, оказывается, скрывается проживание состояний – любви, тоски, стремления к успеху, тяжести неудач и робких надежд на счастье. Поиск новых форм – то, о чем так часто говорят герои пьесы, – в этом спектакле воплощен в зримых сценических образах и актуальном хореографическом языке.

В спектакле ломаются многие стереотипы балетного театра, причем не только в переносном, но и в буквальном смысле: планшет сцены перестает быть ровной плоскостью для танца, и это метафора внутреннего мира героев, в котором все сломано, перевернуто, непостоянно, где на наших глазах переворачивается их жизнь…